Как Китай давил на юань

Аналитика
30.08.20155570

Народный банк Китая 11 августа снизил «средний курс» юаня на 1,86% по отношению к доллару, и пообещал больше так не делать, назвав мероприятие «единоразовой коррекцией». Но 12 и 13 августа курс был понижен еще на 1,62 и 1,12% соответственно, то есть до 6,40 юаня за доллар. 

Шутки китайских банкиров

В результате нехитрых манипуляций Народный Банк Китая добился минимального курса юаня с июля 2011-го, попутно уронив индексы Hang Seng на 1,64%, Nikkei на 1% и курс австралийского доллара до шестилетнего минимума. В нашей экономике, конечно, 1 с небольшим процент покажутся недостойными внимания – рублёвый курс каждый день устраивает головокружительные восхождения по отношению к доллару, - но для юаня снижение на 1,86% беспрецедентно.

В текущем году изменения дневного «среднего курса» юаня не превышали 0,16%, колебания в 2% от «среднего курса» приводили к валютным интервенция со стороны НБК, для стабилизации курса. Следившие за курсом юаня эксперты припоминают, что в июле 2005 года юань подешевел на 2,1%, но в это время фиксированный курс юаня по отношению к доллару был переведён на  «условно плавающий» к корзине основных валют. Прочие скачки курса юаня были зафиксированы только в прошлом веке.

Тот факт, что Народный банк Китая не сдержал обещания об одноразовой корректировке курса, поднял очередную волну недоверия к официальной информации Китая и подозрения в том, что китайские власти что-то хотят сделать с юанем малопонятное, но масштабное. Впрочем, китайский ЦентроБанк настоятельно рекомендовал никого не беспокоится, снижения курса юаня в длительной перспективе не ожидается. Но кто же этому теперь поверит?

Причины

Основная версия снижения курса валюты - сокращение экспорта товаров из Китая (экспорт Китая в июле неожиданно снизился на 8,3% к показателям аналогичного периода прошлого года). Сокращение экспорта происходит на фоне замедления темпов роста китайской экономики. Китайский валютный регулятор подсчитал, что за последний год юань подорожал примерно на 13% по отношению к валютам основных торговых партнеров. Юань стал слишком дорогим для производящей и экспортирующей китайской экономики.

Китай провёл серию сокращений банковских ставок, это не помогло. Были предприняты различные монетарные, налоговые и другие меры, но они к желаемому результату не привели – темпы экономики продолжали замедляться, экспорт продолжал сокращаться. Тогда Китай решился на девальвацию. Такова наиболее популярная версия.

Другая версия – своеобразная месть Китая за то, что МВФ отказался поддержать предложение Китая придать юаню статус официальной резервной валюты наравне с долларом, евро, иеной и фунтом стерлингов. В пользу этой версии говорит то, что девальвация произошла буквально через несколько дней после того, как Международный валютный фонд так поступил с юанем. Но отказа никакого не было, был доклад МВФ о том, почему в июле этого года юань пока не может быть в корзине основных валют.

Чтобы юань в эту корзину попал, нужно чтобы его курс определялся на основе рыночного ценообразования, чего пока нет. Структура корзины пересматривается раз в пять лет. Решение о том, будет ли юань с 1 января 2016 года включен в число официальных резервных валют наряду с долларом США, евро, фунтом стерлингов и иеной, будет принято в ноябре этого года. Включение юаня в корзину основных валют – долгосрочная цель китайского правительства, оно этого добивается постепенно, но неуклонно. Китайские власти не отличаются авантюристичностью и не относятся к странам, которые крушат свою экономику из желания кому-либо отмстить или кого-либо наказать. Такие страны есть, но Китай не из числа.

Сами китайские регуляторы опосредовано обвинили в ажиотаже журналистов. Центробанк настоятельно рекомендовал местным журналистам консультироваться с властями перед публикацией материалов о событиях на фондовом рынке, потому что информация может «вызывать потрясения на рынке». Трудно с ними в этом не согласится. Конечно, СМИ нельзя обвинить в том, что они организаторы обрушения курса юаня, но свой негативный вклад в возникновение паники они вносят.

Последствия

Китай по ряду показателей самая большая экономика мира и оказывает заметное влияние на другие стран. В нашем случае наиболее интересно, как девальвация юаня может отразиться на сырьевых рынках. Китай крупнейший потребитель сырьевых товаров, первая же девальвация, 11 августа, снизила индекс Bloomberg Commodity, отслеживающий 22 сырьевых товара, на 1,1%. Девальвация внесла свой вклад в сокращение цен на нефть.

Нефтяные, газовые, металлургические компании – все испытывают давление нисходящего юаня, подвергая экономики сырьевых стран тяжёлым испытаниям. Конца этим испытаниям не предвидится, так как, напомним, Китай стремится к тому, чтобы ценообразование стало более рыночным. Но с другой стороны, ослабление юаня должно подтолкнуть экономику Китая к более динамичному развитию, росту производства и экспорта, что должно бы повлечь рост потребности в сырье.

Некоторые эксперты предполагают, что в выигрыше от глобальных изменений в структуре курса юаня будут оптовики, закупающие товары в Китае, - если дальше юань будет дешеветь, то цены на товары тоже будут снижаться. Хотя это не факт. Неизвестно, захотят ли китайские поставщики снижать цены. Если их товары и так дешевле, чем у конкурентов, то чего их снижать? Юань подорожал, напомним, на 13%, расходы на производство, перевозку и прочее вряд ли уменьшатся при снижении курса юаня на 1,86% или даже 2%. Впрочем, мы всё сами увидим.

Комментарий специалиста здесь