Оттенки серого импорта

Аналитика
10.04.201622780

Руководитель компании «ВЭД Агент» Александр Дегтярев в интервью ChinaLogist об изменениях внешнеэкономической деятельности в связи с приказом  № 280 ФТС «О повышении эффективности контроля таможенной стоимости в рамках применения системы управления рисками», который вступил в силу 16 февраля.

CH.: Александр, что сейчас происходит с «серыми схемами» поставок товаров в Россию?

А. Д.:  Давайте для начала определим, что такое «серый импорт» или «серые схемы» импорта. Основных «оттенков серости» импорта три. Первое, это указание в декларации недостоверной информации о ввозимых товарах, недостоверное декларирование в описании груза, его количестве или весе. Условно, декларант заявляет не дорогую одежду, а дешевые строительные материалы. Второе - занижение таможенной стоимости ввозимого груза,  товар в декларации заявляется по цене меньшей, чем  реальная.

И третий вид, менее распространённый, заключается в том, что при поставке недостоверно указывается страна происхождения товара. Как правило, страна, у которой есть преференции, в том числе по ставке импортной пошлины, по уровню контроля таможенной стоимости. При поставках из Китая используются все три вида «серых схем».

Если говорить о таможенной оптимизации: самой распространённой «серой схемой» до недавнего времени было занижение таможенной стоимости. Есть и прямая контрабанда, когда ввозимый товар не декларируется вообще или завозится в РФ физическими лицами, но это к «серым схемам» не относится. Это, на мой взгляд,  «черная схема» импорта. Но и от классической контрабанды, как  и от «серых схем»,  участники ВЭД уходят.

Сейчас всё сложнее скрывать несоответствие товара заявленного и фактического. Особенно заметно изменение ситуации в сторону постепенного «обеления» схем ввоза товаров после вступления в силу приказа ФТС 280 от 16.02.2016, которым было, по сути, запрещено таможенное оформление ниже профиля риска таможенной стоимости.

Плюс, сейчас усложнились схемы «серого импорта» тем, что перекрываются каналы вывода денег за рубеж с российской стороны. ЦБ отзывает лицензии у банков, что заставляет их более внимательно относиться к зарубежным транзакциям, к иностранным контрагентам. Некоторые банки запуганы действиями ЦБ,  проявляют крайнюю осторожность до такой степени, что уже  мешает нормальной практике внешнеэкономической деятельности. Это относится, прежде всего, к частным, региональным банкам, которые неуверенно чувствуют себя перед ЦБ,  перестраховываются. У банков есть список офшорных территорий, которые традиционно были партнёрами российских импортёров, в частности, это Гонконг. Многие китайские компании работают через гонконгские компании, в том числе, оптимизируя и свои налоги. А сейчас некоторые российские банки отказывают в открытии паспорта сделок с гонконгскими партнёрами. Российские участники ВЭД вынуждены вести переговоры с китайскими партнёрами о том, чтобы они представляли реквизиты китайской компании, то есть зарегистрированной в КНР, что приводит к увеличению стоимости ввозимого товара.

CH.: Вы упомянули, что китайские партнёры тоже оптимизируют свои схемы поставок. А власти Китая также ведут борьбу с «серыми схемами», в которых участвуют китайские компании?

А. Д.:  Есть официальная риторика, и есть реальная жизнь. Согласно официальной риторике, Китай борется с «серыми схемами»,  но вся реальная жизнь показывает, что никакой борьбы с китайской стороны в этом плане нет. Главное чтобы деньги поступали в страну, и чем больше, тем лучше, а вопрос о том, как и откуда они поступают, мало кого интересует. В отличие, кстати, от Японии и Индии, в которых деньги за экспортированный товар должны поступать от одной компании. В Китае  деньги за экспорт могут поступать от разных компаний, это не особенно тщательно контролируется. Что касается оптимизации импортных таможенных платежей, то да, в самом Китае тоже оптимизируют платежи, но масштабы трудно представить. Но это, безусловно, есть.  

CH.: Как повлияет сокращение возможностей оптимизации схем импорта на практику ВЭД?

А. Д.: Раньше положительным следствием «серого импорта» было то, что это снижало затраты импортёров РФ.  Оптимизация  приводила к тому, что импортируемые товары были более дешёвыми и доступными для потребителя, а компании-импортёры могли дополнительно зарабатывать. 

Но, в то же время, «серый импорт» негативно влиял на российских производителей. Складывалась ситуация, при которой китайский производитель компенсировал экспортный налог с полной стоимости вывезенного товара, а импортёр лишь платил налоги с заниженной стоимостью при том, что российский производитель должен платить налоги в более полном объёме, чем импортёр.  Сейчас, поскольку более жёстко стала контролироваться таможенная стоимость, соответственно, импорт стал более дорогим, поэтому наш производитель начнет развиваться в более благоприятных для него условиях. Это пока не отразилось на объёмах российского экспорта, но может положительно  повлиять на импортозамещение. Ужесточение таможенных норм может помочь заменить импортные товары на российские.

До приказа № 280, возможно, около 50% импорта из Китая был «серым» или имел признаки «серых схем». Порядка 5-10% это настоящая контрабанда. Сейчас «серый импорт» сократился до 30-40% и будет сокращаться дальше и больше. Приказ новый, поэтому пока, по инерции, предприниматели ищут варианты «серого импорта», хотя в России их остаётся всё меньше. Сейчас есть массовый интерес к поставкам через Беларусь, Казахстан и даже Киргизию.

Этот интерес, в том числе, может быть связан с той правоприменительной практикой, которая будет складываться в отношении приказа №280. Если в принципе все запретят выпускать ниже риска, то, как говорится, «выплеснут дитя с водой». Так как  достаточно много товарных позиций имеют таможенную стоимость ниже ценовых профилей риска по СУР. Недовольные участники ВЭД будут искать защиту от неправомерных действий таможни. В связи с этим будет новый всплеск судебных дел с таможенными органами. Пока мы видим разный подход к этому приказу со стороны разных таможен. 

В Китае постепенно узнают от российских импортёров об ужесточении российской правоприменительной практики стороны таможенных органов. На китайских производителей российские новшества пока никак не повлияли, но они внимательно наблюдают, как адаптируются импортёры к новым условиям. Со временем  часть китайских компаний, которые поставляют товары через российские компании импортёры, могут уйти с российского рынка. Но, с другой стороны, китайские производители получат больше возможностей выходить на рынок самостоятельно, без посредников с российской стороны.

CH.: Означает ли это, что ввоз китайских товаров станет больше?

А. Д.: Нет. Ранее была конкуренция по цене между производителями КНР, которые самостоятельно выходили на российский рынок, и импортёрами РФ. За счет «серых схем» наши импортёры имели более выгодные условия. Этот эффект приказом №280 будет нивелирован и китайские производители эту конкуренцию выиграют, в первую очередь за счет возможности привлекать более «дешёвые деньги» в Китае. То есть, наоборот, за счет «обеления» схем, девальвации рубля, укрепления производителей Таможенного Союза, объём импорта сократится, но китайские компании увеличат свою долю по сравнению с российскими импортёрами китайских товаров. А вот небольшие российские оптовики, скорее всего, совсем уйдут с рынка импортных товаров из Китая.