Товарооборот Китай-Россия: что будет

Аналитика
02.04.201528030
импорт из китая, экспорт в китай, статистика таможни, 2014 год

Прогнозировать общие тенденции импортно-экспортных отношений с Китаем можно, если предположить, что сегодняшние кризисные тенденции в экономике РФ и замедление экономического роста КНР имеют относительно долговременный характер...

По данным Главного таможенного управления Китая, товарооборот КНР с Россией в 2014 году вырос на 6,8% до $95,3 млрд. Экспорт Китая вырос на 8,2% и составил $53,68 млрд., импорт из России вырос на 4,9% и составил $41,6 млрд.

Чжан Ди, советник-посланник посольства Китая в России, сказал, что это за счёт первой половины года, хэппи энда не было. В январе 2015 года темпы роста товарооборота рухнули на 36%, к аналогичному периоду 2014 года, по итогам января-февраля снижение 30,7% к АППГ.

И российско-китайский товарооборот занял непочётное первое место по снижению темпов роста торговли Китая со всеми другими странами мира.

Предположим, что виноваты новогодние праздники – они всегда портят статистику, как в РФ, так и в КНР и будем надеяться, что дальше будет лучше.

Качественных изменений товарооборота не произошло и не происходит: Китай берёт наше сырьё в широком понимании (ок. 80% экспорта), а нам сбывает разные товары, в основном технику и машины (ок. 50% импорта), обувь, игрушки, и так далее, что, безусловно, плохо для России. А вот снижение импорта товаров в Россию из Китая на 42,1% (данные ГТУ КНР) это потенциально хорошо, это лишний повод для реализации вековой мечты российского народа об импортозамещении.

В 2014 году сократился импорт из КНР машин и оборудования на 3,3% к АППГ (ФТС, по сравнению со статистикой других стран это немного). Импорт автомобилей при этом уменьшился на 31% (ФТС). Мы пока не видим, чтобы кого-то взволновала проблема усугубления технологической отсталости РФ, поэтому, вероятно, ввоз машин и оборудования продолжит снижаться.

По автомобилям всё не так просто, как кажется. С одной стороны, импорт упал (так и весь авторынок упал и вставать не собирается), с другой стороны, на российском авторынке произошла странная вещь - 27 новых центров открыл Lifan, по 25 — Haima и JAC, 45 — Changan, общее количество дилерских субъектов по продаже автомобилей выросло на 30%  и их стало больше, чем автосалонов аутентичных российских марок и это несмотря на многолетнюю антикитайскую компанию в автоСМИ и антикитайское автолобби в профильных ведомствах. Если учесть китайские сборочные проекты, которые активизировались как раз в 2014 году, то, может быть, российский авторынок стоит на пороге китайского нашествия.

Это может повлечь за собой рост импорта китайских комплектующих, которые и без того занимают неизвестно какую долю рынка (ибо процент контрафакта неизвестен). Российские шинники (к их числу относятся и почти все ведущие ТНК, у которых в РФ заводы), например, уже стонут под китайским цунами шин, не помогает ни обращение к правительству и партии, ни совместные усилия по противодействию – китайские шины упорно и неотвратимо укатывают российский рынок. Они дешевле, поэтому спасения от них нет.

Вообще именно на эту отрасль стоит обратить внимание – российские автопроизводство и авторитейл в тяжёлой ситуации, утилизация осени 2014 года помогла на считанные недели (но на годовых показателях не сказалась), денег на вторую утилизацию нет, даже АвтоВАЗ в прошлом году начал говорить о сотрудничестве с китайскими промышленниками. В РФ встают автозаводы, сокращения практически массовые, локализация автопрома осталась низкой (запчасти импортируются), лобби отечественной промышленности, которое успешно гасило все китайские инициативы в автопроме много лет, теперь помалкивает – все карты сейчас на руках и китайцев и ситуация становится очень интересной, потому что китайский автомобилестроительный и автокомпонентный комплексы велики, могучи и агрессивны. По большому счёту, от экспансии их останавливает только беспредельный внутренний рынок Китая и непонятная ситуация в экономике РФ. А планы экспансии китайский автопром вынашивает уже давно.

Сократился почти на 13% к АППГ импорт китайского текстиля и одежды (ФТС). По всей видимости, здесь сказалась девальвация рубля, китайские товары стали дороже, а покупательная способность россиян снизилась. Хороший шанс для лёгкой промышленности России. Или Киргизии. Как повезёт. Если покупательная способность россиян не вырастет и рубль не возродится, то этот сегмент рынка останется депрессивным. Переориентация на поставки из других южно-азиатских стран вероятно мало поможет, потому что промышленность там пока не такая мощная, как в Китае и пути доставки не отлажены. Что, впрочем, не мешает заняться организацией поставок из этих стран.

Вырос импорт из КНР продовольствия на 12,8%. Снижение импорта стран-санкционеров это не компенсировало, но китайцы заработали на российском эмбарго и дальше готовы зарабатывать, значит, импорт может расти и дальше. Это позволит зарабатывать российским перевозчикам, переработчикам, торговцам оптом и в розницу, так как до насыщения российскими продуктами российского же рынка ещё… много лет. Проблема только в том, что Китай не слишком спешит наращивать импорт, возникают разногласия по цене и логистике, возникают вопросы к качеству китайского продовольствия.

Девальвация рубля также сильно влияет на настроение китайских импортёров, оно и понятно, Китай - не благотворительный фонд.

С другой стороны, девальвация рубля играет на руку российским экспортёрам в КНР. Кроме нефти (экспорт в КНР вырос больше чем на 30%) и леса (+23%) Россия может поставлять в Китай зерно, в постоянно растущих объёмах. Китай ранее импортировал только небольшие объемы высококачественного риса, немного пшеницы и пытался опираться на внутренние возможности. Но, конечно, ничего у него вышло, пришлось становиться нетто-импортёром. Теперь Китай нуждается в кукурузе, пшеницы, ячмене и рисе, не говоря уж о сое.

Россия - крупный поставщик зерна и другой растениеводческой продукции (по крайней мере, так официально считается), и по логике, нужно наращивать экспорт в Китай – и продуктов, изготовленных из них, особенно с учётом девальвации рубля. Всё это будет чем дальше, тем более востребовано, так как Китай урбанизируется, города поглощают территории, в том числе сельскохозяйственные, а жители городов поглощают много импортной еды, а не редиску с приусадебного участка. В какой-то мере, ситуация, когда Китай импортирует в Россию еду, противоестественна, такого быть не может. Должно быть наоборот. Китайцы не против, поэтому можно приступать к налаживанию поставок продовольствия. Например, глава Хэйлунцзяна публично нахваливал российские пиво и кефир.

В Китае также чрезвычайно ценят российские мёд, муку и кондитерские изделия. В таможне Благовещенска говорят, что в Китай только через один КПП ежедневно уходит по сотне грузовиков с соей и зерновыми – в начале 2014 года такого не было.

То есть не только стратегический контроль над месторождениями и российская территория интересует Китай. Тем более, что это он уже получил. Теперь дело за бизнесом, который должен в каждом конкретном регионе (здесь уже заметны усиливающиеся процессы специализации внешней торговли), в каждом конкретном случае, смотреть, как заработать в этой необычной ситуации, когда выгоднее стало во многих случаях сбывать в Китай, чем покупать в Китае. А в целом характер товарооборота между КНР и РФ пока не изменится  - брёвна в обмен на фанеру с доплатой.

Персоны: