Сергей Прошин: У бизнеса с Китаем есть резерв ещё как минимум на 10 лет

Интервью
Аватар пользователя Анна Сахарова
Анна Сахарова
ChinaLogist.ru
13.11.20149760

Сергей Анатольевич, почему в Москве до сих пор тема работы с Китаем не раскрыта в полной мере?

Такое явление можно наблюдать не только в Москве, но и по всей России. Еще есть ресурсы и возможности: продолжают присоединяться новые предприниматели, им это интересно.

С какими регионами РФ больше возникает сложностей в процессе работы (логистика, таможенные органы)?

«Белых пятен» нет. Сейчас работа идёт достаточно успешно во всех регионах. Конечно, есть особенности, связанные с менталитетом. Сибиряки, например, существенно отличаются от москвичей или петербуржцев. С одной стороны, более спокойные, консервативные и размеренные. С другой стороны, они далеки от столиц и понимают, что не влияют на политические процессы, происходящие в стране. Стараются приспособиться к той ситуации, которая есть, и использовать её с максимальной выгодой. В этом смысле жизненная позиция бизнесменов обеих столиц более активная: мы стараемся спрогнозировать ситуацию, увидеть новые тенденции и быстрее начать с ними работать.

В логистике бывают такие ситуации: маршрут закрывается, регионалы же упорно стараются проводить по нему транспорт, хотя это неудобно, нецелесообразно.

На самом деле, сибиряки достаточно сильные конкуренты. В какой-то степени влияют суровые климатические условия – нужно вести себя по-другому. В частности, «Вента» работает с ограниченными видами грузов в Сибири и на Дальнем Востоке в силу того, что географически мы находимся далеко.

Нужно отдать должное россиянам, что мы достаточно консолидированы и в бизнесе, и в общественной жизни, невзирая на огромные расстояния.

Китайское направление становится актуальным для Центральной России. В каких направлениях планирует развиваться Ваша компания?

Мы считаем перспективным работу со сборными грузами. Почта не в состоянии справиться с растущим объемом посылочной торговли, качество сервисов совершенно не устраивает потребителя. Появляются альтернативные сервисы вроде нашего «Ритмовоза».

Он работает с 2011 года. Первоначально это было направление работы со всеми мелкими и сборными грузами. Выделили его в отдельное направление, когда поняли, что здесь есть огромный спрос. Посылочная торговля всё шире, Почта России не справляется с таким потоком ни по объёмам, ни по качеству сервисов, которые сегодня не устраивают большинство потребителей. Надеемся, что и законодательство РФ будет поворачиваться в сторону подобных альтернативных сервисов.

Многие предприниматели пытаются лоббировать упрощение таможенных процедур, снижение таможенных барьеров для бизнеса…

Это была бы очень ценная для российского бизнеса вещь! Однако не стоит питать иллюзий. Государственный бюджет у нас более чем наполовину формируется из таможенных платежей, и сегодня не предложено альтернативного источника пополнения федеральной казны. По идее, должна быть эффективно работающая налоговая система. Производственных предприятий должно быть больше в числе налогоплательщиков, чем участников ВЭД, но по факту налоговая система у нас не в состоянии обработать такое количество предприятий – выявить объемы их деятельности и собрать соответствующие платежи. Нашему государству значительно проще работать со сравнительно немногочисленными участниками внешнеэкономической деятельности и получать с них более 50% госбюджета.

Пока эта ситуация сохраняется, смягчения законодательства я не предвижу. Скорее всего, будет разрешена деятельность частных почтовых служб, на что мы очень рассчитываем. Тогда деятельность многих российских логистических компаний была бы расширена, и это улучшило, в конечном итоге, конкурентное поле. Конечно, в обозримом будущем в труднодоступных районах страны альтернативы «Почте России» не будет. Но что касается магистральных направлений, туда должны приходить частные игроки и теснить нашего «Большого брата», вынуждая государственные структуры работать эффективнее.

Рынок всё время меняется, нужно постоянно отслеживать новые тренды. Когда появился Таможенный союз, стало возможно работать с Казахстаном, российские логистические компании стали открывать свои филиалы там, напрямую сотрудничать с таможенными представителями на местах. Если ситуация с Украиной начнёт стабилизироваться, это направление также станет весьма перспективным, торговля оживится, грузопотоки в обе увеличатся.

После создания Таможенного союза было сломано множество копий насчет равных условий работы для всех участников ВЭД. Происходит ли сейчас распределение рыночных ниш между компаниями России, Белоруссии и Казахстана на китайском направлении?

Рынок, конечно же, не закреплен. Есть и конкуренция, есть и перераспределение потоков. Бесполезно сопротивляться объективным процессам, гораздо выгоднее в них органично встроиться. Такой соревновательный тонус полезен для российской экономики в целом. Возникает вопрос – как встроиться в этот поток и успешно работать в новых условиях.

С этой точки зрения можно говорит о том, что в Казахстане существует собственная национальная политика. Они не очень охотно пускают к себе на рынок российские предприятия, транспортные компании, экспедиторов. Аналогичную политику проводят и китайцы – они не дают осуществлять перевозки на своей территории другим странам. В принципе, так работает любая страна: таковы правила игры.

Поэтому у нас есть свои партнерские компании в Казахстане, свое юридическое лицо в КНР, но мы не осуществляем на территории Китая грузовые перевозки собственным транспортом. При пересечении границы КНР-Казахстан приходится перегружать транспорт.

Оказывает ли позиция казахов в данном контексте влияние на себестоимость перевозок для российских компаний?

Для конечного потребителя товара это не радикальная вещь. Стоимость перевозки в современном глобализованном мире вообще относительна. Цена постоянно падает: нам всё легче что-то переместить на большие расстояния. Сейчас значительную часть затрат составляют таможенные сборы, а не стоимость перевозки. То, что возникает некоторая нагрузка на логистику – перегрузки транспорта, очереди на границах, простоит - да, с этим неудобно работать, но не смертельно. И на конечных потребителях сказывается не критично. А то, что государство держит высокие таможенные пошлины – да, это сказывается на потребителях. Люди уже приспособились: меньше денег уходит в налоги, больше – в пошлины, хотя по идее должно быть наоборот.

Важно, что мир развивается, и темпы экономического развития стран гораздо важнее, чем то, в какой конкретно точке собирают деньги для той или иной экономики.

Часто по теме КНР в последнее время официальные лица произносят круглые цифры, привязывают их к значимым рубежам. Например, 100 миллиардов долларов торгового оборота Россия-Китай за год и т.д. Львиную долю торговых взаимоотношений РФ с Китаем составляет импорт. А что с экспортом? Есть ли у нас шанс у российских производителей товаров выйти на китайский рынок?

Сейчас достаточно много экспорта в Китай: мы возим туда даже резиновые покрышки. Есть разные виды производств, которые имеет смысл размещать в России. Таможенные платежи за энергоносители составляют примерно 25% от общего числа поступлений. Вывозим сырье – лес, к примеру. Это не так уж и плохо. Мы сильны в производстве энергии и весь наш российский научно-технический прогресс завязан на ТЭК. Не стоит как-то огорчаться, что Россия торгует энергоресурсами. На самом деле, энергоресурсов на планете достаточно много, их необходимо осваивать, в том числе альтернативные источники и технологии, и у России есть в этом поле преимущества. То, что производство выносится за рубеж – также будет полезно для отечественной экономики, поскольку мы можем больше заниматься сферой услуг, повышать их качество и конкурентоспособность. Это нормальный прагматический подход к бизнесу, которому отвечает государственная политика, и мне это нравится.

Текущие экономические процессы в Китае также неоднозначны. Страна развивает свое внутреннее потребление, растет уровень жизни населения, китайские производства переносятся в страны-сателлиты. В связи с этим как будет далее развиваться бизнес российско-китайских компаний?

По экономическому развитию Китая – здесь есть задел как минимум лет на 10. У них до сих пор есть более 45% населения, живущего в сельской местности. Уровень урбанизации, к которому они сейчас идут, запланирован на 10 лет: свыше 50 млн. человек переселят в города – появится новая рабочая сила, которая будет дорожать постепенно. Таким образом, массовое повышение качества жизни будет не революционным, а плавным. Производственные центры будут перемещаться в страны, где процесс урбанизации только начинается – например, Индия, Вьетнам. Если там будет производиться разумная экономическая политика, которую проводил в свое время Китай, то «китайское экономическое чудо» будет воспроизведено через 30-40 лет. Товарами народного потребления нас будут снабжать сначала сопредельные с Китаем страны, затем, возможно Африка, ну а дальше – будет видно. Я смотрю на эти процессы оптимистично и убежден, что Россия сумеет занять подобающее ей место в новом мироустройстве.

Организации: 
Персоны: