«Илон Маск еще будет говорить о нас на планерках»: интервью с Ильей Лиховым

Интервью
19.12.201810591

Выпускник Новосибирского университета, а ныне генеральный директор производственной компании NEOSUN Energy в Китае, Илья Лихов открыл для себя эту страну 10 лет назад. В отличие от многих обосновавшихся в Китае россиян, которых с Поднебесной связывает только бизнес, Илья по-настоящему любит Китай. Подобно романтикам прошлых веков, он мечтает экспортировать в Россию все лучшее: китайские передовые технологии, китайские бизнес-модели, китайский взгляд на мир.

Основанная Ильей компания NEOSUN Energy успешно работает на ниве альтернативной энергетики, занимаясь производством и продажей солнечных батарей и литий-ионных аккумуляторов, автономных энергосистем и солнечных электростанций. Продукция представлена в десятках стран, среди которых есть такие неожиданные, как Йемен.

Мы встретились с Ильей, чтобы узнать, как основать успешную международную компанию в Китае.

На Сибирском экономическом форуме

ChinaLogist: Расскажите о вашем первом впечатлении от Китая. Почему Вы решили строить бизнес в этой стране?

Илья Лихов: Впервые я побывал в Китае накануне Олимпиады, еще в ранге туриста, на Хайнане и в Пекине. Это было мое первое заграничное путешествие. Пекин как раз преображался перед Олимпиадой: небоскребы, стадионы... Китай произвел на меня очень сильное впечатление и желание бывать там снова и снова. В 2010 году я уже предпринял целенаправленную поездку ― с мыслью о том, что хочу открыть бизнес в этой стране. Проехал с разведкой по 6 городам, от Пекина до Гонконга. И даже посетил Сингапур.

В те годы Китай в России еще ассоциировался с барахолкой. А это уже была стремительно развивающаяся страна передовых технологий. Вина за клише «барахолки», на мой взгляд, лежит на российских импортерах того времени, тащивших из Китая самый дешевый и некачественный товар и продававших его втридорога. А наши люди, не подозревая о том, что есть альтернативы, скупали этот мусор.

Помню, в порядке эксперимента я решил привезти из Китая аксессуары высокого качества — протестировать спрос. Но когда я попытался зайти с этим в сети, мне отказали со словами: «Вы портите нам рынок, показываете людям, что есть альтернатива». Это мне сказали во многих сетях.

В последние 5 лет россияне перестали воспринимать Китай как фабрику дешевых товаров — благодаря интернету, расставившему все точки над i и рассказавшему, где на самом деле производят качественные товары.

ChinaLogist: Где именно в Китае Вы живете? Почему выбрали этот город?

С женой Еленой

Илья Лихов: В 2011 году мы приехали в Шэньчжэнь — город высоких технологий, технопарков, стартапов. Здесь легко можно воплотить идею: создать прототип, попробовать его продать, поучаствовать в международных выставках. Здесь можно получить отклики по твоему продукту от китайцев, европейцев, африканцев, арабов… Позже мы переехали в Гуанчжоу где прожили несколько лет. Я очень люблю Гуанчжоу, это один из лучших городов мира. Здесь огромное число красивейших парков, растянувшихся на многие километры. Вся инфраструктура очень продумана. Здесь комфортно и приятно жить. Единственный дискомфорт ― летняя жара и высокая влажность.

Гуанчжоу прекрасен...

Шэньчжэнь и Гуанчжоу ― города будущего. А рядом находится Гонконг, удивительнейший город. Небоскребы Гонконга когда-то накрыли меня своей энергетикой. И за каждым из них был чей-то бизнес, построенный с нуля на международной торговле и производстве высокотехнологичных товаров. Гонконг зажег меня, заставил пересмотреть планы на жизнь и осесть в Китае. Я понял, что даже без знания китайского здесь можно построить успешный бизнес.

ChinaLogist: Но теперь-то Вы, наверное, выучили китайский?

Илья Лихов: В этом пока нет необходимости. В Китае в бизнес-среде распространен английский, и все наши сотрудники им владеют, в том числе китайцы. Английский у меня свободный, а по-китайски я до сих пор знаю лишь несколько фраз из серии «Сколько стоит?» и «Дайте пакет».

ChinaLogist: Расскажите о Вашем первом бизнесе в Китае.

Илья Лихов: Когда мы открывали первую компанию, российский бизнес в Китае был представлен двумя типами предпринимателей. Первыми были своего рода челноки, перевозящие товары по черным и серым схемам. При этом они обижались, когда их называли серыми и черными перевозчиками, но предоставляемые ими поддельные документы сути не меняли. Одновременно в Китае уже работали и легальные российские компании, со штатом и представительствами. Большинство ― в сфере ВЭД, логистики, консалтинга. Такие, как «ВЭД Агент».

Мы же открыли другую компанию ― в чистом виде маркетинговую. Занимались «упаковкой» компаний, созданием брендов, разработкой концепций сбыта. Нашими клиентами были в основном китайские компании, планировавшие экспансию на европейские и американские рынки. К нам приходил производитель обуви в Гуанчжоу, а уходил от нас итальянским брендом. В мире это распространенная практика. Только в России завод и бренд ― единое целое. Везде же это разные понятия. Например, компания Apple ― в чистом виде маркетинговая. У нее нет заводов. Она разрабатывает отличные продукты, круто их упаковывает и продает. А производством этих продуктов занимаются китайские фабрики. Самая известная из которых — Foxсonn. Одновременно с айфонами там производят, например, продукцию для Xiaomi и Huawei.

Как владелец бренда вы можете производить свой товар на тех фабриках, на которых вам выгодно и комфортно его производить. Одна может быть расположена в Китае, другая в Индии, третья во Вьетнаме. Так работают все международные бренды последние лет 40. Только в России эту историю, к сожалению, не понимают. И если я захочу, например, попробовать произвести на Чкаловском заводе небольшие частные самолеты под своей торговой маркой, надо мной в лучшем случае посмеются. Хотя я мог бы загрузить сборочные линии, дать рабочие места и зарплату работникам. В Китае же можно разместить производство на любой подходящей фабрике. Не нужно вкладывать миллиардные инвестиции, чтобы построить свой завод, как в России. На мой взгляд, это главная причина, по которой производство в нашей стране не развивается.

Но вернемся к нашему маркетинговому бизнесу. Он успешно просуществовал около трех лет. Это был важный опыт. Мы создали множество проектов, которыми я горжусь. Но этот бизнес сложно было масштабировать. А мне хотелось построить глобальную компанию. И еще нюанс: когда ты постоянно выстраиваешь чужой сбыт и видишь, как компания N произвела и успешно продала благодаря тебе какие-нибудь чудо-чехлы для смартфонов, понимаешь, что мог бы сейчас создавать концепции сбыта для своей компании и сам с этого зарабатывать.

ChinaLogist: Так появилась NEOSUN Energy?

Илья Лихов: Да. У нас уже была большая составляющая компании: мы умели строить сбыт. Большинство стартапов в высокотехе начинают с поиска денег. Мы же начали с продумывания и организации сбыта. Почему солнечные батареи? Изначально хотелось, чтобы это был продукт, у которого нет локальных границ. Солнечная энергетика — продукт мирового масштаба. Она нужна во всех странах. Например, даже Гренландии солнца очень много, а доставлять топливо за Полярный круг архисложно. Кстати, именно поэтому солнечная энергетика, например, в Якутии куда более перспективна, чем в средней полосе России.

Первой страной, куда мы продали солнечные модули, была Малави, небольшая страна в Африке. А Йемен и вовсе вышел в лидеры по покупкам нашей продукции. Казалось бы, там война. Но именно из-за затяжной войны в Йемене — проблемы с водоснабжением и доступом к электросетям. Инфраструктура разрушена, а люди хотят жить нормально, хотят пить и есть. Поэтому солнечная энергетика — спасение для обычной йеменской семьи, которая сможет готовить себе еду, качать воду из колодца и читать книжку перед сном.

В России же часто говорят, что солнечная энергетика — не для нашей страны. Между тем, солнца в России больше, чем в Европе. А развитие солнечной энергетики в Европе в десятки тысяч раз превосходит Россию. В Германии 30% электроэнергии получают из возобновляемых источников, в Дании — 42%. И в основе тут простой прагматичный подход. Солнечная энергия сейчас самый дешевый вид энергии после ветровой.

В России есть производство солнечных батарей и литий-ионных аккумуляторов (в Новочебоксарске и Новосибирске). На эти заводы потрачены десятки миллиардов, но вряд ли они скоро окупятся. Заводы работают крайне неэффективно, не могут организовать сбыт и умеют работать только с госзаказами.

При этом солнечные модули из Китая на порядок качественнее и дешевле. И наша экономика могла бы получить больший эффект, если бы позволила развиваться именно энергетике, а не двум производителям дорогого и не всегда качественного оборудования.

Статья в РБК, интервью для которой давал Илья

В Европе долгое время думали сходным образом. Закрывали путь на рынок для китайских товаров заградительными пошлинами. Но потом поняли, что вкладывают деньги в производства, которые хуже и дороже аналогов в Китае. А могут вкладывать в дешевую энергетику всего Евросоюза, если разрешат свободный ввоз недорогих и качественных модулей из Китая. Это совсем другой масштаб воздействия на экономику, так как это сэкономленные деньги всего остального бизнеса и простых людей. Деньги, которые можно использовать куда более эффективно.

В России пока предпочитают идти другим путем. Политика протекционизма не способствует повышению качества. Зачем «Автовазу» производить качественные конкурентоспособные автомобили, если государство закрывает внешние рынки заградительными пошлинами?!

На крыше «Кроноса» протестировали самую крупную солнечную электростанцию в Новосибирске

ChinaLogist: Зато Вы можете гордиться своим продуктом.

Илья Лихов: Я очень горжусь тем, что мы делаем. Мы постоянно совершенствуемся и развиваем производство. Сейчас мы производим максимально высокотехнологичные продукты из тех, которые только можно найти на мировом рынке в нашей отрасли. Внедрение современных технологий и диверсификация, позволяет нам работать в премиум-сегменте, хотя мы все еще стартап. Небольшой размер компании дает нам гибкость, плюс расходы не такие высокие, что позволяет производить высококачественный продукт значительно дешевле крупных международных компаний.

Также с этого года мы запустили производство литий-ионных аккумуляторов. Аналогичных тем, что продает Tesla, с той лишь разницей, что отгружаем мы их намного быстрее. Пока мы не такие раскрученные, но у нас большие амбиции. В наших планах на ближайшие пару лет, чтобы в Tesla знали о нас и обсуждали бы нашу работу на своих планерках.

В погоне за солнцем

Помимо литий-ионных аккумуляторов мы планируем запустить производство зарядных станций для электромобилей. А так как мы во многом идем по пути Tesla, то следующим шагом могут стать сами электромобили. В России они пока удел фанатов. В Китае же все иначе. В том же Шэньчжэне весь городской таксомоторный парк — электрический. Все автобусы и такси, за редким исключением — электромобили. Это дешево, эффективно и экологично. Проезд на 100 км на электромобиле стоит всего около 30 руб. На бензине же это обойдется примерно в 500 руб. Но в России электромобили — пока что-то фантастическое.

ChinaLogist: Получается, что Китай — страна победившей фантастики?

Илья Лихов: Когда я понял, что Китай совсем не похож на ту страну, какой его представляют в России, у меня в голове сложился некий паззл. Вспомним все истории «экономических чудес»: Японию, Сингапур, Китай. В этих странах не изобретали велосипед. Там копировали идеи и решения, не стеснялись учиться у американцев, англичан, русских. Китай давно уже обогнал Россию и по уровню жизни, и по уровню развития технологий. Это раньше было Made in China, сегодня — Created in China. Теперь китайцы создают, а не копируют. Особенно поколение двадцати-двадцатипятилетних. Они вернулись в Китай из университетов Европы и Америки. И вы только посмотрите на их решения в области нанотехнологий, микроэлектроники, квантовых вычислений! Гигантское количество стартапов! А компании, которые раньше работали как OEM (ZTE, Huawei и т.п.), теперь становятся угрозой для американских брендов.

ChinaLogist: Чему, в первую очередь, нам нужно поучиться у китайцев?

Илья Лихов: Например, тому, чтобы не стесняться и сразу позиционировать себя как международную компанию. В России часто думают: «Мы сейчас здесь попродаем, а потом начнем продавать во всем мире». Это как открыть ларек в спальном районе и сказать: «Я вот сейчас быстренько здесь поторгую, а потом когда-нибудь создам сеть гипермаркетов». Так не бывает. Ты или сразу строишь сеть гипермаркетов, либо так и будешь держать ларек на микрорайоне.

Мы молодцы, что первыми отправили человека в космос. Но это было 60 лет назад, и сегодня в области космоса мы далеко не впереди планеты всей. Около 10 лет назад Илон Маск пытался договориться с «Роскосмосом» о совместной работе, но люди с короной на голове сказали ему: «Ты кто такой, мальчик?». Сегодня частная компания Илона Маска в несколько раз опережает «Роскосмос» по количеству запусков и на десятки лет — по технологиям.

Китайцы не стеснялись приспускать корону, когда это было нужно, не стеснялись учиться и делать совместные проекты. Они прошли путь от новичков до профессионалов. Их боятся в Америке и в Европе, но не из-за ядерного оружия, а как экономической и интеллектуальной махины. Китайцы теперь могут создавать. Им больше не нужны технологии Силиконовой долины. И нам нужно пойти тем же путем. Иногда стоит начать с чистого листа.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными публикациями.

B2B-биржа:

экспресс-форма участия

Вы участник ВЭД? Предлагаете или ищете товар или услугу? Получите лучшие предложения по международному бизнесу, заполнив форму!

Нажав кнопку «Отправить заявку», я даю согласие на обработку моих персональных данных. С условиями обработки персональных данных, изложенными на сайте chinalogist.ru (Согласие на обработку персональных данных) — ознакомлен и согласен.

Комментарии 1

Аватар пользователя Гость
Виктор Родин
19.12.2018 - 10:12

Уважаемый Илья Лихов.
Я могу предложить Китая сильнейший бизнес. На Янцзы и Хуанхэ буду производить по 10 и по 2 соответственно, кубических километров пресной воды в год. Уже в первый год я по действующим каналам, приведу воду, и гарантированно буду приводить, на Северные территории ежегодно. В пересчёте на деньги. Тонна воды стоит, цитата: «Как говорит специалист по опреснению морской воды. Бэйцзян Ли Ху: «Затраты на обработку морской воды составляют около четырех юаней за тонну. Плюс амортизация оборудования и погашение кредитов и процентов по ним, общая себестоимость одной тонны опресненной морской воды достигает восьми юаней». Это примерно 1,3 доллара за тонну. Мы продаём воду по одному доллару за тонну, и получаем ежегодный доход – по 12 миллиардов долларов.
До пяти кубических километров производим на реке Меконг – там Китай строит шесть гидроэлектростанций. Здесь воду можно продать странам Индокитайского полуострова, и заработать ещё пять миллиардов долларов. Реально прибыль будет, конечно же, выше. Ибо питьевую воду можно продавать по 2,5 доллара – такова её цена в Евросоюзе. Если грубо, то доход составит порядка 20 миллиардов долларов в год, а один процент – 200 миллионов.
С уважением, разработчик экологических программ, Виктор Родин. Украина. Хмельницкая АЭС. Тел. Киев Стар: 961336344. Мейл: dorosydos@gmail.com, rodinviktor@lenta.ru

Ваш комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.