Алексей Чернышев о том, как импортеру не попасть «под каблук» маркировки

Интервью
16.12.20190

Очень скоро маркировка многих товаров станет обязательной. Бизнес войдет в новую эпоху. Что она ему готовит? Мы задали несколько вопросов в связи с этим эксперту в области маркировки обуви коммерческому директору компании AKFA Алексею Чернышеву, с которым CL познакомил вас в начале этого года, представив вниманию импортеров его системное видение маркировки. С тех пор прошло 9 месяцев и многое изменилось. Мы поговорили с Алексеем о том, к чему нужно быть готовым импортерам, как маркировать обувь и что можно получить благодаря новому программному обеспечению, созданному компаний AKFA.

CL: Когда мы общались в начале 2019 года, большинство компаний маркировку только тестировали. Как дела обстоят сейчас? 

Алексей Чернышев: Рынок разделился на три части. В первой группе оказались крупные компании, которые все делают самостоятельно. Поскольку процесс маркировки реализуется на стыке информационных технологий и логистики, то, в первую очередь, они подстраивают сейчас под предстоящую маркировку свои бизнес-процессы, ПО, логистические процедуры. Это касается всех товарных групп, подлежащих маркировке.

Во второй группе компании, которые думают, что за них все сделают продавцы программного обеспечения. В основном, все ждали обновления 1C. Сейчас такое обновление появилось. Оно обрадует те компании, которые работают на совершенно стандартном «Управлении торговлей». Но, как правило, у большинства подобные программы существенно доработаны, модернизированы под собственные бизнес-процессы. В этом случае обновление проблемы не решает.

Компании, продающие программное обеспечение, заняли странные позиции в отношении цен: кто-то просит 30 тыс. рублей, а кто-то ―1,5 млн рублей. Рынок не сложился.

И, наконец, есть третья группа. Это компании, которые ничего не делают. Они верят, что все рассосется: маркировку отменят или перенесут.

CL: Таковых, наверное, большинство?

Алексей Чернышев: Мне кажется, основной цивилизованный рынок все же находится в первых двух группах. А те, кто думает, что все рассосется, ― это, в основном, мелкие компании и частные предприниматели. Более того: на рынке до сих пор есть люди, которые не слышали про маркировку и не понимают, о чем идет речь.  Есть и предприниматели, которые решили закрыть свой бизнес. Наверное, это очень эмоциональное решение, но я знаю такие примеры.

CL: Они решили закрыть бизнес в связи с введением маркировки?

Алексей Чернышев: Не только. В связи с маркировкой и отменой ЕНВД.

CL: Готовы ли игроки и оператор, ЦРПТ, к началу обязательной маркировки?

Алексей Чернышев: Думаю, больше готовы, чем не готовы. Очень многое сделано. Конечно, проблемы будут и все их не решить за две минуты, но процесс идет.

CL: Сейчас продолжается переходный период. А вы уже маркируете обувь? Как вы это делаете?

Алексей Чернышев: Да, мы полностью включены в этот процесс. Как мы маркируем обувь? Есть два мнение о том, как выстраивать логистические процессы с учетом маркировки. Наше мнение ― маркировать товары нужно непосредственно на производстве.

Есть альтернативное мнение о том, что маркировать товары нужно где-то на промежуточных складах, а не на производстве. Мы считаем такой подход ошибочным.

В подтверждение своего мнения мы создали бесплатную программу AKFA.connect 2.0, которая увязывает в единое целое весь процесс маркировки: заказчика, фабрику, поставщика, GS1, ЦРПТ. Комплекс позволяет безболезненно маркировать товар прямо на производстве. Мы идем по этому пути и считаем, что он единственно правильный.

CL: С вами согласны и специалисты, выступавшие на конференции по маркировке, организованной ТПП. Они пришли к выводу, что маркировка сборных грузов может затруднить логистику товаров. Между тем, доля таких грузов в импортных поставках одежды и обуви составляет более 30%. «В случае поштучной маркировки необходимо каждое изделие достать из упаковки, замаркировать и упаковать заново. При поштучной маркировке срок доставки из Европы увеличится с 7 до 15-20 дней. Ввиду того что большинство грузов в российские регионы отправляется на условиях предоплаты, увеличение сроков доставки приведет к заморозке средств, снижению оборачиваемости, росту цен и, как следствие, к массовому закрытию небольших розничных компаний, которые обслуживают потребителей в регионах». Вы разделяете этот взгляд?

Алексей Чернышев: Специалисты совершенно правы. В том случае, когда маркировка не осуществляется на производстве, это существенно удорожает и замедляет процесс. Но ключевым обстоятельством являются даже не деньги и не срок. А ошибки. Ошибки в маркировке практически фатальны. Исправить ошибку, когда она выявляется на полке магазина, очень сложно. Товар нужно будет вывести из оборота, а потом ввести как остатки. Никаких иных вариантов у ритейлера нет.

Конечно, в переходный период будут какие-то вынужденные ситуации, когда маркировать продукцию придется на промежуточных складах. Но ошибки здесь будут неизбежными. Их будет много. Представьте себе: марка нанесена на этикетку. Этикетка ― на русском языке. А что в Турции, что в Китае, сотрудники складов русским не владеют. Это то же самое, что наклеивать этикетки на турецком где-то в России.

И второй вопрос, о чем как раз и говорят эксперты, сколько это «съест» времени и денег… Уже упакованный товар нужно будет вскрыть, обклеить, разбираться, к каким товарам какие этикетки относятся. Все это очень сложно и дорого. Сейчас формируется соответствующий рынок: к тарифам за услуги складской обработки будет добавляться, в случае маркировки обуви, где-то $0,2 – $0,4 за пару. Так, Wildberries уже предлагает услугу нанесения этикетки для своих поставщиков по цене 50 рублей за пару. Будет ли эта технология работоспособной, пока неизвестно.

CL: Может ли импортер лично маркировать небольшую партию обуви, если он закупает ее на каком-нибудь рынке в Турции? Где и как он это может делать?

Алексей Чернышев: Да, импортер может маркировать продукцию самостоятельно. Единственное место, где он может это сделать в России, ― таможенный склад. Во всех остальных случаях импортируемые товары должны быть замаркированы до попадания на территорию Таможенного Союза.

CL: Таможня уже подключилась к процессу маркировки? Выполняют ли таможенники связанные с этим функции по контролю?

Алексей Чернышев: Да. Буквально несколько дней назад вышел приказ, регламентирующий, каким образом коды маркировки будут заноситься в таможенные декларации. Никаких функций по контролю органы таможни пока не выполняют и не должны выполнять, так как маркировка еще не стала обязательным процессом. Кроме анекдотических ситуаций с отдельными перегибами на местах. Когда по принципу «слышал звон, но не знает, где он» кто-то уже начинает выпускать какие-то директивы. Это от безграмотности.

CL: Таможня пока никак не подтверждает легальность ввода в оборот?

Алексей Чернышев: Да, сейчас она к этому отношения не имеет. Сейчас при вводе в оборот вы указываете номер таможенной декларации. А не наоборот: когда, подавая таможенную декларацию, вы вводите товар в оборот.

CL: Недавно была на круглом столе, посвященном маркировке. Участники рынка отмечали два самых больных вопроса: вопрос интеграции бухгалтерских программ с маркировкой и вопрос удорожания процедуры из-за дублирования кодов на упаковке, палете, контейнеры… Есть ли решения этих вопросов? О первом Вы уже сказали вначале…

Алексей Чернышев: Вопрос интеграции систем бухгалтерского учета и маркировки ― самый важный вопрос. Пока нет интеграции ― не будет и бесшовной работы. Этот вопрос каждая компания решают самостоятельно, адаптируя программное обеспечение, свое или стороннее. Наша программа нацелена именно на интеграцию, и мы со своими клиентами уже осуществляем ее.

Что касается дублирования кодов, то это запрещено. Но есть такое понятие, как код агрегации. На тот момент, когда вопрос озвучивали на круглом столе, коды агрегации сделаны не были. Сейчас они есть. На коробку наносится единый код, в котором зашиты восемь пар. Такой код агрегации можно сделать на коробку, палету, контейнер, партию. Код агрегации снимает боль участников рынка. Более того, в приказе, регламентирующем занесение кодов маркировки в таможенные декларации, черным по белому написано, что необходимо указывать код агрегации.

CL:  Есть ли у вас алгоритм работы по маркировке с иностранными поставщиками?

Алексей Чернышев: Именно для этой цели мы свое программное обеспечение перевели на английский, китайский и турецкий языки. Мы разослали его производителям, чтобы они печатали коды маркировки непосредственно у себя на производстве. Уже сейчас производители маркируют товар на фабриках при помощи этого программного продукта. Так, недавно  мы в Турции подключили пару поставщиков и уже отгрузили первую машину маркированной обуви.

CL:  В чем отличие вашей AKFA.connect 2.0 от других программ для маркировки, кроме того, что она бесплатная?

Алексей Чернышев: Ее основная отличительная черта в том, что это не инструмент для маркировки. Это инструмент, который связывает заказчика, фабрику, поставщика в разных странах, позволяет отслеживать заказы, их готовность, формировать этикетки согласно техрегламенту ТС, получать коды агрегации, получать этикетки с кодами Data Matrix и распечатывать их именно в том порядке, в котором идет производство. И программа уже успешно проявила себя в «полевых условиях».

CL:  Спасибо Вам за то, что добавили оптимизма в непростую тему! Надеюсь, наш разговор поможет импортерам.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными публикациями.

B2B-биржа:

экспресс-форма участия

Вы участник ВЭД? Предлагаете или ищете товар или услугу? Получите лучшие предложения по международному бизнесу, заполнив форму!

Нажав кнопку «Отправить заявку», я даю согласие на обработку моих персональных данных. С условиями обработки персональных данных, изложенными на сайте chinalogist.ru (Согласие на обработку персональных данных) — ознакомлен и согласен.

Комментарии

Ваш комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
Читай новости первым
Скрыть
Горячая линия COVID-19