Новые «сюрпризы» сертификации: отправка документов в архивную часть. Как выбрать надежных поставщиков в области сертификации?

Интервью
30.08.201910560

С мая 2019 года Федеральной службой по аккредитации было аннулировано около 4 000 сертификатов и более 40 000 деклараций о соответствии, оформленных несколькими органами по сертификации. Это привело к негативным последствиям для более чем 10 000 компаний-изготовителей и импортеров: срывам поставок продукции, претензиям торговых сетей и покупателей, штрафам со стороны таможенных органов за недостоверное декларирование товаров при ввозе и пр.

О том, как можно обезопасить себя при выборе поставщика сертификационных услуг, мы поговорили с Сергеем Вишняковым — руководителем аналитического проекта «СертИнформ», занимающегося исследованием данных рынка подтверждения соответствия.

CL: Сергей, вы безусловно в курсе ситуации с массовым аннулированием документов Росаккредитацией. В чем, по-вашему, состоит основная первопричина происходящего?

Сергей Вишняков: В нашей стране вся непосредственная деятельность по подтверждению соответствия отдана на откуп обычным юридическим лицам. Большинство из них — коммерческие организации, основная уставная цель которых — получение прибыли. Но хорошо зарабатывать, полностью соблюдая все правила проведения работ по сертификации, довольно сложно — себестоимость оказания услуги получается слишком высокой. Поэтому каждый пытается заработать по-своему. Кто-то старается «упростить» процесс, например, при помощи «карманных» лабораторий, далеко не всегда проводящих испытания. Кто-то принимает себе в штат специалистами по сертификации третьих лиц, часто выезжающих за рубеж, прикрывая тем самым выезды для оценки состояния  производств. А кто-то и вовсе включает на несколько месяцев «печатный станок», чтобы отбить расходы на аккредитацию и заработать, а затем, в преддверии проверки, закрывает орган «по заявлению». Вот только в некоторых случаях это приводит к аннулированию результатов работы таких органов, от чего страдают заказчики, а не эти аккредитованные лица.

CL: Есть ли какие-то критерии, которые позволяют выявлять органы по сертификации, нарушающие процедуры?

Сергей Вишняков: Да, есть. Такие органы выявить можно по целому ряду критериев.

Во-первых, это безусловно индикаторы риска нарушения аккредитованными лицами сертификационных процедур, которые утверждены Приказом Минэкономразвития России от 28.08.2017 № 437 и контролируются Росаккредитацией. Именно выход этих показателей за пределы нормативных дает надзорному ведомству основания для проведения внеплановых проверок.

Во-вторых, это соотношение объемов выпускаемых органом документов к числу экспертов данного органа. Согласитесь, что весьма подозрительна картина, когда всего три эксперта органа выдают 500 сертификатов соответствия в месяц, при этом ими в основном сертифицируется серийный выпуск импортной продукции, требующий как выезда на иностранное производство для его оценки, так и проведения процедуры отбора образцов продукции на нем.

В-третьих, это безусловно тщательное изучение группы лабораторий, с которыми взаимодействует орган по сертификации. Например, ситуаций, когда основная партнерская лаборатория находится на значительном удалении от органа в пределах страны или же органом без видимых причин используются протоколы аккредитованных испытательных лабораторий других стран-участниц ЕАЭС. Стоит также обратить внимание и на лаборатории, указываемые органом при регистрации деклараций о соответствии. Если это в большинстве своем лаборатории, компетентность которых признана в какой-либо добровольной системе, то тут стоит задуматься: могли ли независимые заявители из разных регионов самостоятельно обратиться в одну и ту же малоизвестную лабораторию для получения протоколов испытаний и потом обратиться в этот ОС за регистрацией декларации? Ответ очевиден. А ведь за декларации орган не отвечает —  это зона ответственности заявителя.

Кроме того, необходимо обращать внимание на сроки работы органа, на проводимые в отношении него проверки со стороны разных ведомств и их результаты, на вхождение конкретного органа в «группы компаний» и общую благонадежность этих основных игроков рынка за несколько лет… Показателей неблагонадежности множество.

CL: Можно ли выделить из этого перечня один-два критерия, которые являются гарантированным стоп-сигналом для продолжения работы с органом по сертификации?

Сергей Вишняков: Увы, нет. Для оценки рисков взаимодействия с органом по сертификации необходимо проводить тщательную комплексную оценку сразу по всем направлениям, а также внимательно изучать возможные причины выявленных отклонений в работе органа, если они были установлены.

Все органы индивидуальны: есть крупные сертификационные компании с большим штатом сотрудников, а есть малые; есть московские, а есть региональные; у всех органов по сертификации разные области аккредитации, разные возможности автоматизации деятельности и разный подход к работе… Все это необходимо учитывать при оценке его деятельности.

Для своих заказчиков мы проводим комплексные анализы текущей деятельности органов по сертификации. Одновременно в отчете мы оцениваем риск досрочного прекращения действия результатов деятельности данного органа. Данные анализируются по каждому критерию за длительный период времени и все выявленные нами риски детально расписываются. Кропотливая работа, но для крупных «белых» компаний, в том числе имеющих в штате сотрудников, отвечающих за комплаенс-контроль, она является хорошим подспорьем при выборе только благонадежных контрагентов-органов.

CL: Но ведь в данном случае оценка благонадежности является ретроспективной и не дает гарантий, что с документами конкретного органа в будущем все будет хорошо?

Сергей Вишняков: Вы абсолютно правы. Какие-либо гарантии будущей благонадежности конкретного органа в этом случае просто невозможны. Менеджмент, управляющий конкретным сертификационным бизнесом, постоянно находится под воздействием соблазна «оптимизировать» свои процессы и быстро на этом заработать. Особенно этот соблазн усиливается, если орган допустил в двух-трех десятках сертификатов довольно очевидные нарушения процедур, которые скорее всего будут замечены в ходе предстоящего планового контроля. За каждое такое нарушение органу грозит ответственность, например, по части 1 ст.14.47 КоАП РФ в виде штрафа от 400 до 500 тысяч рублей на компанию и от 20 до 40 тысяч рублей на должностное лицо. Кто же захочет потерять все заработанное? Органу проще включить на месяц-два «печатный станок» и быстро закрыться.

Или, как пример, совсем свежая ситуация с закрытием «по заявлению» одной из аккредитованных испытательных лабораторий, работавшей по направлению изделий легкой промышленности и входящей в последние месяцы в ТОП-5 по числу оформляемых протоколов. Лаборатории была назначена внеплановая выездная проверка со стороны Росаккредитации, но пока в ведомстве согласовывали ее проведение и подписывали приказы — лаборатория быстро закрылась «по собственному желанию». В самый разгар своей деятельности. Разумеется, в этом случае риски взаимодействия с тем небольшим кругом органов по сертификации, которые использовали протоколы этой лаборатории, взлетели в разы и органы в один момент перешли из категории среднего риска в высокорисковые. Думается, что многие заявители, которые оформили в этих ОС документы и осведомлены о ситуации, сейчас с опаской ожидают ее развязки.

В связи с этим в отчетах при выявлении среднего или низкого уровня риска по конкретному органу по сертификации мы обязательно рекомендуем своим клиентам периодически мониторить деятельность органа общедоступными инструментами или же раз в 2-3 месяца заказывать повторное исследование с оценкой рисков взаимодействия на свежих данных. Безусловно, при рисках «высокий» или «максимальный» мы не рекомендуем своим заказчикам продолжать работу с органом, что позволяет обезопасить заказчика от возможных материальных потерь в будущем.

CL: С вашими аналитическими исследованиями все понятно, а каким образом любая компания может самостоятельно оценить риски взаимодействия с органом по сертификации?

Сергей Вишняков: Здесь компании необходимо обратить внимание на несколько моментов.

Во-первых, это объемы выдаваемых органом сертификатов и объемы регистрируемых им деклараций о соответствии. Данные эти можно получить в общедоступных реестрах на сайте Росаккредитации. ФСА неоднократно в своих новостных публикациях заявляла о том, что она ведет постоянное систематическое наблюдение за деятельностью органов, входящих в так называемую «контрольную группу» — ТОП-20 органов по числу оформляемых ими документов. А работать с теми, кто под лупой, — это дополнительные риски.

Во-вторых, следует обращать внимание на резкие изменения объемов оформляемых органом документов (двукратные и более «всплески» помесячно, поквартально, за полугодия и за год). Ровно так, как это прописано в «индикаторах риска», о которых мы уже говорили.

В-третьих, необходимо внимательно изучить карточку органа по сертификации в реестре аккредитованных лиц на сайте Росаккредитации: когда он был создан, проходил ли процедуру подтверждения компетентности и с каким результатом, когда ему предстоит пройти следующую процедуру по плану, были ли у органа приостановки аттестата аккредитации и за какие нарушения, были ли у органа неожиданные сокращения области аккредитации и пр.

В-четвертых, при наличии у компании доступа к какому-либо сервису-агрегатору информации о юрлицах, также не будет лишним заглянуть и туда: были ли у компании, на базе которой существует аккредитованное лицо, внеплановые проверки, судебные процессы и т.д. Все это тоже косвенно свидетельствует о благонадежности органа, ведь он является неотъемлемой частью компании.

Также можно прибегнуть к оценкам деятельности данного органа, получаемых от его заказчиков, но только при условии, что эти оценки даны по существу работы и получены от специалиста, детально разбирающимся в правилах сертификационных процедур. Эмоциональные оценки типа «отличный специалист/эксперт, с которым легко можно уладить все вопросы» точно не стоит принимать во внимание.

Важно заметить, что если в ходе такого самостоятельного анализа у компании возникают вопросы, то не нужно стесняться задавать их напрямую соответствующим поставщикам услуг. Если ваш контрагент соблюдает все сертификационные процедуры в должной степени и ему дорога его репутация, то он без проблем сможет вам ответить на все ваши вопросы с конкретными аргументами, а не просто ограничится общедекларативными фразами вроде тех, сколько лет мы уже на рынке или сколько наш сертификационный холдинг включает аккредитованных лиц.

На мой взгляд, такого самостоятельного беглого анализа может быть вполне достаточно для выбора любой компанией себе нескольких потенциально благонадежных поставщиков сертификационных услуг из многих. Если же компании требуется более тщательная проверка выбранного им круга поставщиков, то ей следует либо озаботиться принятием в штат соответствующего профессионального аналитика, либо прибегнуть к услугам специализированных компаний. Например, как наша.

CL: Сергей, благодарю вас за весьма полезную для наших читателей информацию и ваше мнение.

Сергей Вишняков: Спасибо за ваш интерес к этому актуальному для многих компаний вопросу. Желаю всем читателям вашего портала отсутствия проблем и претензий по их сертификационным документам и хочу напомнить, что залог этого отсутствия проблем исключительно в их руках!

«СертИнформ» — проект, цель которого состоит в решении потребностей участников сертификационных рынка и третьих лиц в аналитической информации для их эффективной деятельности и развития.

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными публикациями.

B2B-биржа:

экспресс-форма участия

Вы участник ВЭД? Предлагаете или ищете товар или услугу? Получите лучшие предложения по международному бизнесу, заполнив форму!

Нажав кнопку «Отправить заявку», я даю согласие на обработку моих персональных данных. С условиями обработки персональных данных, изложенными на сайте chinalogist.ru (Согласие на обработку персональных данных) — ознакомлен и согласен.

Комментарии

Ваш комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.