Анатолий Андрющенко: Российско-Китайский парк в Циндао даст старт уникальным российским технологиям

Интервью
25.03.20200

Наш сегодняшний собеседник, основатель и директор новосибирской компании AMTAI Анатолий Андрющенко — практик бизнеса, за плечами которого 30 лет работы с Китаем. Начинал он в 90-е, во времена приграничной бартерной торговли. Анатолий был в Китае бессчетное количество раз, практически во всех городах и весях Поднебесной. Оброс друзьями, связями, опытом. В Китае ему доверяют. И доказательством этого доверия стало приглашение Анатолия в свободную экономическую зону Циндао. Так AMTAI стала первым резидентом Китайско-Российского парка, а сам Анатолий — исполнительным директором компании по управлению инвестициями парка «Бэйчан», цель которой — развитие Китайско-Российского парка свободной экономической зоны в Циндао и внедрение инновационных российских разработок.

CL: Расскажите о себе. С чего Вы начинали в бизнесе с Китаем?

Анатолий Андрющенко: Я стал торговать с Китаем в начале 90-х. 15 ноября 1991 года была окончательно ликвидирована монополия государства на осуществление внешнеторговых и валютных операций. Указ Президента РСФСР № 123 «О либерализации внешнеэкономической деятельности на территории РСФСР» открывал шлюзы. Но так как это было самое начало предпринимательской деятельности, сделки еще были бартерными. Китай тогда активно строился, ему нужна была техника. И мы заключили соглашение на поставку самосвалов КамАЗ-5511. В Китай пригоняли самосвалы, а обратно везли продовольствие. В основном — сахар. Тогда многие торговали и сахаром, и сигаретами. В 90-х мало что можно было найти на полках магазинов, поэтому можно было брать из Китая практически все. Так мы работали довольно продолжительное время, сначала на бартерной основе, потом импортировали продовольствие уже по предоплате. Затем вышли на другие темы. Отправляли в Китай те же лазеры из Академгордка. Экспортировали пух, шерсть и другие товары из Горного Алтая. А из Китая еще некоторое время продолжали везти все то же продовольствие.

Но годы шли, Китай менялся, поднимал качество своих изделий. И мы начали везти оттуда уже не продовольствие, а, например, те же шины для автомобилей.

CL: Всем этим занималась компания AMTAI?

Анатолий Андрющенко: Нет, тогда это была еще другая компания. AMTAI была организована в 2010 году, а интенсивно работать стала с 2016 года. Я часто бывал в Китае и видел, какими фантастическими темпами он развивается. И во сколько раз в этом развитии опережает Россию. Еще в нулевых от производства носков и подобной продукции он перешел к изготовлению той же качественной бытовой техники. Особенно выделялась компания Haier, которая находится в Циндао…

CL: Тогда Вы были в Циндао первый раз?

Анатолий Андрющенко: Да, впервые я побывал в Циндао в 2000 году. И он меня поразил. Я в Китае был практически везде: на востоке, западе, в центре, на севере и юге. Из крупных городов не был, пожалуй, только в Лхасе, это Тибет. Циндао очень красивый город, непохожий ни на какой другой. Удивительно чистый, зеленый. Возможно, сказалось, что он когда-то был колонией Германии. Здесь очень много немецкой архитектуры. Циндао — это симбиоз китайской и немецкой культуры. А еще это настоящая жемчужина у моря.

С немецких времен берет начало любовь жителей города к пиву. Циндао — родина одноименного пива, знаменитого на весь мир. Первая пивоварня была построена в Циндао, когда он еще был немецкой колонией.

Вообще Циндао — молодой город: самому старому зданию здесь не больше ста лет. Раньше западная классическая архитектура преобладала. Сейчас город поделен на две части: старую и современную. Если в старой части сохранились двухэтажные дома, то в современных кварталах очень много небоскребов. Еще Циндао известен всей стране как «китайский Голливуд»: здесь снимают кассовые фильмы.

И, конечно, Циндао — крупный промышленный центр Китая и важный транспортный хаб, город-порт.

CL: Неудивительно, что именно здесь создали свободную экономическую зону…

Анатолий Андрющенко: Это было на встрече лидеров стран ШОС. В июне 2018 года она как раз проходила в Циндао. Тогда главы государств договорились создать здесь пилотную зону торгово-экономического сотрудничества «Китай-ШОС». Было подписано соответствующее соглашение. В том числе — об открытии Китайско-Российского парка. Была даже договоренность с нашим президентом, что в рамках зоны в Циндао будет создан кусочек России. Где будут магазины, выставки российских художников, показы российского кино, выступления наших артистов. В Циндао прекрасно относятся к российской культуре. Прямо как в давней песне «Москва – Пекин», где «русский с китайцем братья навек». Сейчас между нашими странами очень хорошие отношения, пожалуй, лучшие за всю их историю.

CL: С какой целью создается Китайско-Российский парк?

Анатолий Андрющенко: Чтобы как можно быстрее воплотить в жизнь российские инновации. Китай интересуют высокие технологии, которые есть на предприятиях и в научных институтах России.

CL: Как Вы стали первым резидентом Китайско-Российского парка и директором компании по управлению инвестициями парка «Бэйчан»?

Анатолий Андрющенко: Когда я еще поставлял самосвалы в Харбин, то встречался с его мэром. Он сделал меня почетным гражданином Харбина за помощь в развитии города. У меня даже есть бумага, подтверждающая это. Но не в этом суть. Сейчас, когда появилась задача привлечь резидентов в новую свободную экономическую зону, вспомнили про мои заслуги и пригласили меня возглавить Китайско-Российский парк в Циндао.

24 сентября 2019 года я подписал меморандум с Китайским парком свободной экономической зоны об организации Китайско-Российского парка. Ранее строить его планировали в марте-апреле. Но из-за коронавируса начало строительства сдвинулось. Думаю, что летом парк заработает в полном объеме. Площадь парка, который будет располагаться на территории свободной экономической зоны Циндао, составит около 1 га. Там будут основное здание, производственные площади, лаборатории…

Мы организовали совместное предприятие с мощной венчурной компанией Тяньхотунжэнь из Шэньчжэня — с китайским инвестиционным фондом. Председателем правления созданной компании по инвестиционному управлению индустриального парка «Бэйчан» стал мой китайский партнер Ван Синь, я же стал ее исполнительным директором.

CL: В чем ваша основная задача как исполнительного директора?

Анатолий Андрющенко: Основная цель — внедрение российских инновационных разработок в Циндао. Китайцы предложили мне найти предприятия, которые не могут получить финансирование на реализацию своих инновационных проектов. Я очень много общался с представителями инновационных предприятий и научных институтов: у них есть технологии, но у них нет нужного оборудования, нет денег на внедрение своих инноваций. Интерес к нашей теме очень большой. Сейчас мы работаем с некоторыми госкорпорациями, Сколково, Технопарком при НГУ, научно-техническими центрами НГУ, НГТУ, институтами СО РАН и другими известными компаниями и институтами. Если у инновационных российских компаний есть желание попробовать свои силы и продвинуть свою продукцию на китайский и международный рынки, Китайско-Российский парк в Циндао ― отличная возможность для этого. Во-первых, китайский рынок уже сам по себе самый большой в мире. Во-вторых, китайский маркетинг работает очень эффективно, поэтому вашу продукцию могут узнать не только в Китае, но и в других странах. И третье ― технологии, которые по каким-то причинам не могут быть реализованы в России, будут быстро внедрены в Циндао. Потому что это Китай, где все быстро воплощается в жизнь. От производства двигателей до создания искусственных материалов. Очень популярна сейчас тема нетрадиционной энергетики, экономии энергии. В свободной экономической зоне даже есть экспериментальный дом с минимальным энергопотреблением…

Инвестиционный фонд парка составляет около 200 млрд рублей (примерно 20 млрд юаней). Мы приглашаем все российские компании, у которых есть интересные разработки, в наш парк.

CL: Как стать резидентом парка?

Анатолий Андрющенко: Компания, которая хочет стать резидентом парка, может пойти двумя путями. Во-первых, не возбраняется прямое обращение к руководству свободной экономической зоны в Циндао. Но чтобы путь был быстрым и гладким, лучше, конечно, обращаться в нашу компанию AMTAI. И мы уже подстрахуем, подскажем, какие ошибки не делать. С каждым потенциальным резидентом мы работаем индивидуально.

Нужно представить свой проект в нашу компанию. А рассматривать его будет специальная китайская комиссия. Если проект ее заинтересует, они пригласят его представителей в Китай для подробной презентации. В случае положительной оценки следующим этапом будет принятие решения: или покупка этой технологии, или внедрение ее, в зависимости от результатов переговоров. В комиссию входят специалисты в области IT-технологий, искусственного интеллекта, нефтехимии, химии, биотехнологий и т.п.

CL: Эти отрасли наиболее интересны китайцам? А есть проекты, которые они уже одобрили для финансирования?

Анатолий Андрющенко: Конечно, есть. Китайская комиссия уже рассмотрела и одобрила некоторые проекты, примерно на 250-300 млн рублей. Пока это заочное одобрение. Проекты отмечены как интересные для китайской стороны. Окончательное решение будет принято уже в Циндао, во время переговоров с теми, кто эти проекты будет представлять.

CL: Из каких городов проекты? К каким сферам они относятся?

Анатолий Андрющенко: Из Барнаула, Новосибирска, Томска, Москвы и Питера. Это умный город, IT-технологии, биохимия, нефтехимия и т.п. — те отрасли, где мы очень сильны.

CL: Поскольку Циндао — морской город, интересны ли ему технологии, связанные с морем?

Анатолий Андрющенко: Все верно, в Циндао очень хорошая база морских наук, университет, где готовят таких специалистов. А также здесь, как и во всем Китае, потребляют много морской продукции. И китайцы как раз хотели бы экспортировать такие технологии в Россию. Я был на переговорах: китайцы готовы дать технологии выращивания аквакультуры. Сейчас я этот проект хочу реализовать в Анапе. Там будет дочернее предприятие моей компании. С китайскими технологиями и китайскими деньгами. Но это совершенно другая история.

CL: Какими еще параллельными проектами по просьбе китайской стороны Вы сейчас занимаетесь?

Анатолий Андрющенко: Китай сейчас очень заинтересован в обмене студентами. В нашем городе им особенно важны два вуза: НГУ и НГТУ. В свою очередь, они готовы, например, предложить обучение в Пекинском технологическом институте и в одном из университетов Гуанчжоу. Я уже встречался с начальником отдела международных связей НГУ Евгением Сагайдаком по данному поводу. Интерес к теме есть.

CL: Ваш парк называется «Китайско-Российский». Значит, среди его резидентов будут и китайские компании?

Анатолий Андрющенко: Нет, только российские, на 100%. Просто их технологии будут воплощаться в жизнь на китайские деньги.

CL: Какие привилегии будут у резидентов парка?

Анатолий Андрющенко: В свободной экономической зоне налоги ниже, чем в остальном Китае. Так, налог на продукцию, изготовленную на предприятиях свободной экономической зоны ― всего 8% против 13% в Китае. Налог на прибыль и пошлину за рубежом ― 0%. Для резидентов предусмотрены жилищные субсидии, субсидии на создание предприятия, субсидии инновационных проектов и т.п. Предоставляется юридическая поддержка, гарантируется защита интеллектуальной собственности. Здесь есть многое для комфортной жизни и эффективной работы: резидентам предоставляется жилье, производственные помещения, все необходимое оборудование.

CL: Что вселяет в Вас уверенность в успешности проекта?

Анатолий Андрющенко: Уверенность вселяет то, что в России очень много талантливых людей, а возможности Китая сейчас — лучшие в мире. И если в России путь от изобретения до его воплощения в жизнь труден и тернист, а российские банки редко хотят финансировать стартапы, то в Циндао сделают все возможное для внедрения интересных российских разработок. Конечно, не все представленные проекты будут воплощены. Но если технология интересна Китаю ― проект будет финансироваться. Дальнейшая судьба проектов зависит от условий договора, который заключается на индивидуальных условиях по каждому проекту. Китайско-Российский парк находится под контролем правительства Китая, а в основе его деятельности лежит детально прописанная законодательная база.

CL: Как думаете, когда все же начнется строительство парка?

Анатолий Андрющенко: Все зависит от того, как разрешится ситуация с коронавирусом. Сейчас Китай выздоровел, но заболел мир. Как я знаю, Циндао сейчас полностью открытый город, там нет больных COVID-19. В Китае практически уже не заболевают, почти все новые случаи заражения ― завезенные. Можно уверенно говорить, что Китай победил коронавирус, вышел из эпидемии с наименьшими потерями. Те же перевозки не только не уменьшились, но даже выросли к 2019 году. Жесткие меры, которые были приняты Китаем, оказались абсолютно оправданными. Нам тоже надо очень серьезно к этому отнестись. Действовать по-китайски. Все, что для этого нужно, ― карантин, гигиена и отказ от курения.

Я не знаю, когда теперь будет возможность приехать в Китай. Пока там действует 14-дневный карантин для въезжающих, поэтому сейчас мало желающих приезжать туда.

CL: От чего и от кого еще зависит, как скоро откроется парк, кроме коронавируса?

Анатолий Андрющенко: От активности наших государственных учреждений, не китайских. К сожалению, у нас все делается медленно. Обещаний со стороны некоторых инстанций, с которыми я общался, было очень много. Но обещаниями пока все так и закончилось.

Контакты компании AMTAI: +7 (383) 319-63-08

Раз в неделю мы отправляем дайджест с самыми популярными публикациями.

B2B-биржа:

экспресс-форма участия

Вы участник ВЭД? Предлагаете или ищете товар или услугу? Получите лучшие предложения по международному бизнесу, заполнив форму!

Нажав кнопку «Отправить заявку», я даю согласие на обработку моих персональных данных. С условиями обработки персональных данных, изложенными на сайте chinalogist.ru (Согласие на обработку персональных данных) — ознакомлен и согласен.

Комментарии

Ваш комментарий

CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
Читай новости первым
Скрыть
Горячая линия COVID-19